Bynets.ru

Журнал финансиста
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Инвестиции в электроэнергетику

Тема 17. Инвестиции в электроэнергетику: эффективность важнее объема

К 2010 г. благодаря реформе РАО ЕЭС России и вложениям со стороны государства уровень инвестиций в электроэнергетике приблизился к оптималь­ному уровню. Необходимо удержать этот уровень и обеспечить эффектив­ность вложений.

В 1990-е гг. развитие электроэнергетики жестко недофинансировалось из-за общеэкономического спада, сравнительно низких цен на электро­энергию и, главное, массовых неплатежей, от которых эта отрасль пострада­ла более всех остальных в ТЭК. Даже в 2001-2005 гг. ежегодные инвестиции в развитие отрасли составляли в среднем 75 млрд руб. в год (максимум — 90 млрд), или менее 3 млрд долл., что совершенно недостаточно для развития от­расли (рис. 7.6).

Значительный рост инвестиций в электроэнергетику произошел в 2005-2009 годах. Он был вызван реакцией на масштабную аварию в Московском регионе в мае 2005 г. и на отключения промышленных потребителей в условиях холодной зимы 2005-2006 годов.

Реформа РАО «ЕЭС России» и улучшение положения в экономике страны создали необходимые ресурсы и механизмы для увеличения инвестиций. В ре­зультате к 2009-2010 гг. удалось довести инвестиции до 12-15 млрд долл. в год.

Реализация инвестиционных программ — один из ключевых параметров для оценки реформы электроэнергетики, поскольку именно необходимость мас­штабных инвестиций и неспособность государства их осуществить была од­ним из ключевых аргументов в пользу реформы. Действительно, после рефор­мы инвестиции возросли. Стратегические инвесторы при покупке у РАО «ЕЭС России» акций генерирующих компаний в ходе их приватизации подписывали договора на предоставление мощности (ДПМ). Согласно договорам, генериру­ющие компании должны к 2012 г. ввести в строй 26 ГВт новых мощностей. Фи­нансовой базой инвестиций должны были стать средства, полученные за счет выкупа дополнительных эмиссий генерирующих компаний (448 млрд руб.), а также собственные и кредитные средства инвесторов. За неисполнение ДПМ на частного инвестора может быть наложен штраф в размере до 25 % от стои­мости инвестиционной программы. Эти требования были сформулированы ис­ходя из завышенного прогноза роста потребления электроэнергии (4,2 % еже­годно). В ходе кризиса требования были пересмотрены. В результате разумной корректировки ДПМ обязательства ОГК и ТГК по вводу новых мощностей в 2010 г. были сокращены до 5,8 ГВт. Таким образом, реальный объем инвести­ций частных компаний оказался гораздо меньше того завышенного уровня, ка­кой был изначально зафиксирован в ДПМ.

Источник: Росстат, ЭС-2030.

Рис. 7.6. Инвестиции в электроэнергетику по ЭС-2030

Вместе с тем, инвестиционные программы государственных компаний в электроэнергетике (Росэнергоатом, РусГидро, ФСК и пр.) также резко возрос­ли, поскольку увеличились финансовые возможности государства и его готов­ность вкладывать средства в инфраструктурные проекты. По-видимому, при реалистичной оценке необходимых вводов мощностей и инвестиций государ­ство могло бы профинансировать строительство и дополнительных мощностей в тепловой генерации самостоятельно. Таким образом, неясно, в какой степени приватизация отрасли действительно способствовала росту инвестиций, да и была ли она нужна вообще.

Согласно оценкам Энергетической стратегии на период до 2030 года, электро­энергетика России нуждается в инвестициях существенно большего масштаба. Так, на первом этапе ЭС-2030 г. потребность в инвестициях оценивается в 122-126 млрд долл., или 24-25 млрд долл. в год (до 2015 г.). На втором этапе инвестиции составляют 15-33 млрд долл. в год (2015 — 2022 гг., всего 107-233 млрд долл.), а на третьем -42-66 млрд долл. в год (всего 340-529 млрд). Таким образом, ЭС-2030 требует увеличить инвестиции в электроэнергетику вдвое по сравнению с современным уровнем уже на первом этапе ее реализации, а к третьему этапу — еще вдвое.

Такие большие объемы инвестиций означают резкий рост инвестиционной и тарифной нагрузки на национальную экономику, отвлечение значительных фи­нансовых ресурсов от развития других отраслей. Указанные оценки опираются на прогнозирующийся в ЭС-2030 быстрый рост потребления электроэнергии. Между тем при предложенных выше осторожных оценках динамики энерго­потребления, а также снижении издержек при строительстве до оптимального уровня могут быть получены принципиально иные результаты.

По осторожным оценкам, на первом этапе (до 2015 г.) инвестиции должны составить 9-12 млрд долл. в год, что даже несколько ниже уже достигнуто­го уровня (хотя в отдельные годы уровень 2008 г. может быть и превышен). Процедура переподписания ДПМ, согласно принятым летом 2010 г. решениям Правительства РФ, будет опираться на требования ввода 24-28 ГВт мощностей до 2015 г., что вполне соответствует осторожным оценкам. На втором этапе вложения составят 11-13 млрд долл. в год, а на третьем — 13,5-16 млрд долл. Таким образом, инвестиционная нагрузка в нашем альтернативном сценарии на первом этапе в 2-3 раза ниже, чем в прогнозах ЭС-2030, на втором этапе — в 1,5-2,5 раза, на третьем этапе — в 3,3-4 раза» 9 . При этом она более равномерно распределена по периодам; акцент делается на развитии сетевого хозяйства, что позволяет вместе с пониженным энергопотреблением ограничить ввод мощностей. В целом за период 2010-2030 гг. освобождаются средства в раз­мере 340-600 млрд долл., или 17-30 млрд долл. в год, что составляет 1,5-2,5 % ВВП России. Столь значительные ресурсы могут быть эффективно использо­ваны для развития других отраслей экономики.

Читать еще:  Паспорт инвестиционного коммерческого проекта

Кроме того, в текущих инвестиционных программах сделан избыточный упор на строительство новых мощностей в ущерб модернизации уже существу­ющих. Широкое внедрение парогазовых установок вместо паросиловых могло бы сберечь около 40 млрд куб. м газа в год или соответствующим образом под­нять выработку электроэнергии при сравнительно низких затратах — намного меньших, чем при строительстве АЭС или угольных энергоблоков. Фактически в 2008-2010 гг. под воздействием экономического кризиса произошел сдвиг в пользу именно таких проектов, хотя исходная стратегия государства была иной.

Инвестирование в энергетику

Основой экономики нашего государства всегда была и остаётся ныне энергетическая отрасль. Поскольку развитие её всегда считалось задачей первоочередной, инвестиции в энергетику имеют стратегическое значение. Без притока капиталовложений невозможно развитие любой отрасли, тем более такой важной.

Значение инвестирования

Поскольку большая часть энергетического комплекса России не субсидируется государством, инвестирование становится особо значимым. Их актуальность определяется некоторыми факторами.

  1. В странах с экономиками нестабильными, основные средства энергетика черпает именно из инвестиций.
  2. Развитие промышленности и здоровье экономики полностью зависят от энергетического обеспечения.
  3. Если будет ощущаться недостаток в финансировании энергетических объектов, это может причинить колоссальный вред стране.

Особенности инвестиционной политики

Сегодня инвестиции в энергетику – прерогатива инвесторов частных. Несмотря на то что общее количество их постоянно прирастает, отдача от инвестиций не максимальная.

Особенностью является ориентация инвесторов на максимальные прибыли, которые можно извлечь за малые сроки. Но известно, что энергетическая отрасль не предполагает быстрого оборота средств. Положительная отдача возможна только после очень долгого периода, определяемого десятками лет.

Исходя из этого, инвестирование в энергетический комплекс относится к капиталовложениям, имеющим повышенные риски. Поэтому рассматривать такое вложение средств как источник быстрого дохода не приходится.

Для топливно-энергетического комплекса нашего государства характерно финансирование, имеющее цели долгосрочные. Доля частных инвесторов составляет до 90% от всего объёма инвестиций, и лишь оставшаяся часть их совершается из государственного бюджета. При этом многие предприниматели уделяют всё большее внимание источникам энергии нестандартным.

Инвестиции в альтернативную энергетику

Территории и недра России достаточно богаты энергоресурсами, но разработка альтернативных источников энергии считается перспективной. Особенно это значимо для тех регионов, где используется привозное топливо.

В европейских странах инвестиции в энергетику альтернативную давно уже приносят ощутимый эффект. Например, Дания добилась того, что почти половина необходимой энергии извлекается из источников альтернативных. А статистика по Евросоюзу показывает, что десятая часть энергии вырабатывается именно нетрадиционными способами.

Наша страна тоже заинтересована в строительстве альтернативных электростанций. Основной упор делается на солнечные. Запланировано сооружение их в различных регионах страны – на Алтае, в Якутии, в Туве.

Но всё тормозится недостаточностью финансирования, ведь строительство подобных объектов весьма дорогостоящее. Все затраты придётся нести бюджету страны, потому что такие объекты предназначены для обеспечения жизнедеятельности населённых пунктов в малодоступных районах страны. Частных инвесторов для таких целей найти сложно.

Российские инвестиции

По прогнозам международного энергетического агентства (МЭА) для России потребуется инвестирование в размере $2,7 трлн на период с 2014 по 2035 год. Распределение средств произойдёт в определённой пропорции:

  • Газовая отрасль – $1,016 трлн.
  • Инвестиции в нефть – $849 трлн.
  • Электроэнергетика – $614 млрд.
  • Угольная промышленность – $49 млрд.
  • Повышение энергоэффективности – $212 млрд.

В прошлом году объём инвестиций в энергетику России был запланирован на уровне $150 млрд. Средства должны были пойти на разработку месторождений в районах Дальнего Востока и Восточной Сибири. Ещё были запланированы начальные работы на шельфе и меры по повышению нефтеотдачи пласта.

Но фактически в 2014 году произошло сокращение инвестиций. На это повлияли и международные санкции, и рублёвые колебания. Возросла стоимость кредитов, а оборудование, приобретаемое за рубежом, сильно подорожало.

Но всё-таки разум начинает преобладать над политическими вариациями, и инвестиции в российскую энергетику неспешно, но неуклонно увеличиваются.

Мировые инвестиции

МЭА рассчитало, что к 2035 году потребуется затратить на поставки энергоносителей не меньше $40 трлн. А чтобы повысить энергоэффективность, необходимо ещё $8 трлн.

Больше половины всех инвестиций уйдёт на то, чтобы поддерживать производство на существующем уровне. Почти две трети от всего объёма составят инвестиции стран, у которых рыночная экономика только формируется.

На обеспечение потребителей энергией во всём мире в период с 2011 до 2013 годов инвестировалось ежегодно больше $1,6 трлн. Но к 2030 году ежегодные инвестиции уже вырастут до $2 трлн.

Основная часть капиталовложений приходится на извлечение и транспортировку ископаемых видов топлива, а также на нефтепереработку и строительство электростанций.

Читать еще:  Коммерческая эффективность инвестиционного проекта это

Инвестиции в энергетику всё больше определяются не рыночной конъюнктурой, а политикой государств. Правительства некоторых стран непосредственно влияют на инвестирование в энергетический сектор.

Если государство хочет быть сильным и независимым, оно должно и само вкладывать средства в энергетику, и привлекать сторонних инвесторов.

Суть и виды инвестиций в производство.

Что важно учитывать, инвестируя в АПК.

Преимущества и недостатки инвестиций в строительство жилья.

Возможные направления инвестирования в недвижимость.

Зарубежные нефтяники увеличивают инвестиции в альтернативную энергетику

К 2030 г. инвестиции в возобновляемую энергетику (ВИЭ) могут занять до 20% от общих инвестиций крупнейших мировых нефтегазовых компаний. Развитие зеленой генерации становится частью их стратегий. Об этом говорится в новом отчете KPMG, который изучили «Ведомости».

В 2018 г. инвестиции в возобновляемую энергетику составили $334 млрд, посчитали в KPMG. Крупнейшими инвесторами в зеленую энергетику в отрасли являются международные корпорации Shell, Total, ENI, Equinor и BP – они вложили в отрасль почти $3 трлн. В 2018 г. 3–5% от общих инвестиций этих компаний приходились на ВИЭ и смежные проекты, и компании планируют увеличивать их долю.

Эксперты ожидают, что вскоре в отрасль будут активно входить и крупные национальные компании из нефтегазодобывающих стран. Так, алжирская госкомпания Sonatrach планирует увеличить инвестиции в солнечную энергетику. Развивать зеленую энергетику планируют азиатские компании Pertamina (Индонезия) и Sinopec (Китай). Национальная компания Омана PDO заявила, что до 20% ее выручки через 10 лет будет формироваться из новых направлений бизнеса – солнечная и ветряная энергия, а также энергия волн. Эксперты KPMG проанализировали стратегии компаний и выяснили, что в 2019–2023 гг. Total планирует вложить в ВИЭ до $2 млрд, или 10–15% от общей суммы запланированных инвестиций, Shell в 2021–2025 гг. вложит в ВИЭ до $4 млрд, или 8% от всех инвестиций компании. Зеленые инвестиции Saudi Aramco составят до $50 млрд до 2030 г., или 1,7% от всех инвестиций.

Потребители энергии просят изменить механизмы поддержки зеленой генерации

Для международных нефтегазовых компаний инвестиции в ВИЭ являются способом диверсифицировать бизнес и выйти на новые рынки, считают в KPMG. Такие проекты помогают им улучшать имидж и показывать обеспокоенность экологическими проблемами – загрязнением окружающей среды и глобальным потеплением. А диверсификация бизнеса позволяет снизить зависимость акционерной стоимости компаний от цен на нефть.

Диверсификация бизнеса – значимая часть стратегий многих мировых нефтегазовых корпораций, согласен руководитель направления «Электроэнергетика» Центра энергетики московской школы управления «Сколково» Алексей Хохлов. Во многом это является реакцией на климатическую повестку, приводящую к изменениям приоритетов регуляторов, потребителей и инвесторов, считает он.

Российские нефтегазовые компании еще только начинают развивать это направление бизнеса. В 2018 г. доля ВИЭ в России составила около 0,4%, или 1 ГВт (в мире – 1449 ГВт). Крупные российские нефтегазовые компании начинают включать возобновляемую энергетику в свои стратегии. Они в основном используют ВИЭ для собственных энергетических нужд, отмечает KPMG. «Газпром» в 2017 г. выработал 13,7 МВт ч зеленой электроэнергии, это 8,6% от общей выработки компании, «Лукойл» – 1 МВт ч, или 5,2%.

«Газпром нефть» реализует проект по строительству солнечных станций на своих НПЗ, пилотной площадкой стал Омский НПЗ. Стратегия «Роснефти» до 2022 г. включает использование возобновляемых источников на удаленных объектах нефтегазодобычи. «Лукойл» имеет несколько ветровых установок и участвует в проектах по строительству солнечных электростанций. В «Татнефти» установлен гибридный ветросолнечный комплекс мощностью 7,8 кВт. «Транснефть» в 2018 г. ввела две солнечные станции по 250 кВт.

Российские нефтяники больше вкладывают в ВИЭ зарубежом, считают в KPMG. Это связано с более высокой стоимостью энергии в Европе и более зрелой регуляторной средой. Например, у «Лукойла» зеленые мощности (без учета гидростанций. — «Ведомости») в Европе почти в 10 раз превышают российские (94,3 МВт в Румынии и Болгарии и 10 МВт в России), говорят в KPMG.

Незаинтересованность российских нефтегазовых компаний в развитии ВИЭ в стране связана с недостаточной господдержкой рынка, низкой рентабельностью проектов и регуляторными барьерами, включая запрет на совмещение генерации и передачи энергии (кроме как для собственных нужд), рассуждает директор группы стратегического и операционного консультирования KPMG в России и СНГ Максим Малков: «Все еще возможно участие российских нефтегазовых компаний в проектах ВИЭ за рубежом, но там выход на рынок может быть ограничен политическими рисками и институциональными барьерами».

Российские нефтегазовые компании минимально участвуют в развитии ВИЭ в России – ни одна и них не задействована в государственной программе строительства 5,5 ГВт зеленых мощностей до 2024 г., напомнил Хохлов. Для российских нефтяных компаний основной бизнес более доходный, чем возобновляемая энергетика, а низкоуглеродная климатическая повестка в России пока не так актуальна, считает Хохлов: «Но изменения в этой области постепенно начинают происходить, и российские нефтегазовые компании также начинают продумывать свои стратегии и ответные действия на мировые тренды декарбонизации энергетики».

Читать еще:  Инвестиции и инвестиционный климат в россии

Хотя некоторые российские нефтегазовые компании уже имеют проекты в возобновляемой энергетике, это пока скорее исключение из правил, говорит директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики Алексей Жихарев: «Возобновляемая энергетика все еще воспринимается большинством компаний традиционной энергетики как угроза и, учитывая низкий уровень внедрения ESG принципов, а зачастую полное отсутствие практики нефинансовой отчетности, стимулов для таких инвестиций мало». Повлиять на ситуацию может ратификация Россией Парижского соглашения и продление программы поддержки ВИЭ до 2035 г., считает Жихарев.

Представители «Роснефти», «Лукойла» и «Газпром нефти» не ответили на запросы «Ведомостей».

Проблемы инвестирования проектов предприятий электроэнергетики

Анжелика Андреевна Дербак
Магистрант НИУ ИТМО,
Россия, Санкт-Петербург
E-mail: deraa@powergrid.ru

На Инвестиционном форуме «Россия зовет», проходившем с 12 по 14 октября 2016 г. министром экономического развития Алексеем Улюкаевым было заявлено, что единственным выходом из кризиса является инвестиционный спрос. Следовательно, проблема инвестиций становится центральной.

Каждая отрасль имеет свои особенности, которые могут привести или не привести к росту инвестиций. Электроэнергетика не является исключением, и многие проблемы реализации инвестиционных проектов в этой отрасли схожи с другими отраслями, иные – индивидуальны.

В 2015 г. объем инвестиций в электроэнергетику составил 925,3 млрд.руб. или 6,8% от общего размера инвестиций в России[1].

Как отрасль, электроэнергетика включает передающие сети и генерирующие компании. Реформа РАО «ЕЭС» привела к тому, что передача и генерация электроэнергии разделены.

Среди генерирующих компаний стоит выделить атомные электростанции, гидроэлектростанции и тепловые электростанции. Уровень участия государства на каждых предприятия различен.

Например, атомная энергетика монополизирована государственной компанией «Росатом». Следовательно, инвестиции в атомную энергетику могут быть лишь государственными.

Большинство гидроэлектростанций управляется ПАО «РусГидро» и доля владения этой компанией со стороны государства равна 66,8%. Иными словами, инвестиции в развитие гидроэнергетики возможны в основном со стороны государства.

В генерации электроэнергии тепловыми станциями нет монополии государства, и по данному направлению возможны частные инвестиции.

Таким образом, особенностью электроэнергетики является высокая доля участия государства. Поэтому инвестиции преимущественно могут быть государственными. Это является проблемой для реализации многих инвестиционных проектов, ибо средства государства резко ограничены.

Следующей проблемой инвестирования в электроэнергетику является то, что срок окупаемости подобных проектов очень большой. Это обусловлено и большими сроками строительства самих генерирующих мощностей. Часто это пять и более лет. Далее при реализации инвестиционного проекта возврат средств происходит в течение 15-20 и более лет.

Для частного инвестора, работающего в российских условиях это неприемлемо. Все привыкли работать со сроком окупаемости 3-5 лет. Отчасти это обусловлено нестабильностью экономической ситуацией в стране, когда никто не может дать точный прогноз развития ситуации в стране на 2-3 года.

С другой стороны, у российских предпринимателей просто нет длинных денег, и они не могут их взять в банках. Это является особенностью рынка заемного капитала в России, когда кредиторы ориентируются на скорый возврат денежных средств.

Для электроэнергетики отсутствие длинных денег является серьезным препятствием по реализации инвестиционных проектов.

Кроме того, инвестиции в электроэнергетику малорентабельны, поэтому процентная ставка должна быть невысокой. Однако ЦБ РФ установил учетную ставку в размере 10%, что негативно отражается на средней процентной ставке на рынке капитала. В среднем для юридических лиц она составляет 12%.

По указанной процентной ставке невозможно реализовать крупный инвестиционный проект в электроэнергетике.

Некоторые генерирующие компании для строительства своих мощностей используют прямые иностранные инвестиции. Однако это несет в себе большие риски. Падение курса рубля в два раза в конце 2014 г. показывает его высокую волатильность.

Иными словами, если сегодня прокредитовать проект общей суммой в один миллиард долларов, то в рублевом измерении это составит 63 млрд. 400 млн.руб. Если курс рубля вновь упадет в два раза, то придется возвращать 126,8 млрд.руб. без учета процентов.

Иностранные инвестиции в электроэнергетику экономически оправданы при дальнейшем продаже электроэнергии за рубеж. Например, Бурейская ГЭС в Амурской области часть электроэнергии экспортирует в Китай. Это позволяет минимизировать валютный риск.

Однако прямые иностранные инвестиции в России ограничены санкциями со стороны Европейского союза, США и ряда иных стран. Поэтому приток таких инвестиций в электроэнергетику невелик.

Таким образом, в статье выделены основные проблемы инвестирования в электроэнергетику:

— монополия государства в атомной и частично гидроэлектроэнергетике;

— высокий срок окупаемости проектов;

— невысокая рентабельность проектов, что требует адекватных процентных ставок.

Для решения указанных проблем необходимо изменить денежно-кредитную политику ЦБ РФ. Данное учреждение должно разработать эффективные инструменты по кредитованию длинными и дешевыми деньгами. В условиях экономического кризиса и финансовых санкций со стороны ряда стран это чрезвычайно важно.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector