Bynets.ru

Журнал финансиста
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Анализ государственной программы юстиция

Анализ государственной программы «Юстиция» и актуальные вопросы развития органов принудительного исполнения [1]

Данная статья была скопирована с сайта https://www.sovremennoepravo.ru

Номинация «Значение государственного института судебных приставов и актуальные вопросы исполнительного производства» (1-е место)

М.А. ПОДЛИПНАЯ,

студентка 2-го курса магистратуры Иркутского института (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России)

Научный руководитель: кандидат юридических наук доцент кафедры гражданского права и процесса В.Г. Нестолий

Постановлением Правительства РФ от 31.03.2017 № 370[2] государственная программа Российской Федерации «Юстиция»[3] (далее — Программа «Юстиция») изложена в новой редакции. Программа предусматривает повышение качества принудительного исполнения, модернизацию системы принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, совершенствование российского законодательства в части повышения статуса судебного пристава. Реализация программы должна привести к созданию единого рынка услуг по оказанию квалифицированной юридической помощи посредством обеспечения оказания такой помощи адвокатами, упорядочения системы оказания квалифицированной юридической помощи, регулирования рынка оказания квалифицированной юридической помощи.

В данной работе вопросы совершенствования статуса судебного пристава, повышения качества принудительного исполнения и обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи адвокатами увязаны воедино.

Цель работы — обоснование тезиса о нерациональности внедрения в российскую правовую систему института внебюджетного (частного) принудительного исполнения[4]. Для достижения цели, во-первых, институт внебюджетного принудительного исполнения рассмотрен в единстве с идеей «приватизации» («денационализации») исполнительского сбора; во-вторых, мысль о повышении качества исполнения судебных актов увязана с идеей предварительного исполнительского сбора и феноменом обеспечительных мер для исполнения судебных решений.

В заключении высказывается мнение о том, что повышение качества судебных актов и качества их принудительного исполнения может произойти благодаря преобразованиям адвокатуры согласно Программе «Юстиция» и появлению судебных инвесторов на рынке юридических услуг.

Часть 1. Исполнительский сбор и внебюджетное (частное) исполнительное производство Еxtractum. Воплощение доктрины внебюджетного (частного) исполнительного производства в российском законодательстве нам видится нецелесообразным, хотя мы не отрицаем ее научной и практической значимости. Внедрение института частных судебных исполнителей не повлечет за собой появления у должников средств, необходимых для исполнения денежных обязательств перед кредиторами. Должники, которые могут исполнять обязательства по исполнительному производству, вносят в бюджет исполнительский сбор. Доктрина частного исполнительного производства есть идея «приватизации» исполнительского сбора. Реализация доктрины приводит к перехвату денежного потока, направляемого в государственный бюджет, в пользу финансовых монополий, которые действуют через частных судебных исполнителей, предоставив им кредиты на аренду кабинетов в зданиях, занимаемых подразделениями монополий.

Doctrina. Взыскатели недовольны качеством принудительного исполнения, не все требования, подтверждаемые исполнительными документами, могут быть реально исполнены судебными приставами-исполнителями. Недовольство кредиторов рассматривается как обоснованный повод к модернизации системы принудительного исполнения через преобразование статуса судебного пристава путем внедрения внебюджетного исполнительного производства[5]. Напомним, что согласно Закону Республики Казахстан от 02.04.2010 № 261-IV «Об исполнительном производстве и статусе судебных приставов»[6] наряду с государственными судебными исполнителями в Казахстане функционируют частные судебные исполнители — граждане республики, занимающиеся частной практикой по исполнению исполнительных документов без образования юридического лица на основании лицензии, выданной уполномоченным органом[7]. Предполагается, что взыскатели при обращении к судебному исполнителю — должностному лицу, работающему на внебюджетной основе и действующему от имени Российской Федерации, станут платить исполнительский сбор, который судебный исполнитель возместит взыскателю в дальнейшем за счет должника при взыскании основного долга. Получив исполнительский сбор, частный судебный исполнитель начнет расторопно совершать исполнительные действия (наложит арест на имущество должника для последующей реализации с публичного торга и пр.).

Contra. С моделью реализации доктрины внебюджетного исполнительного производства трудно согласиться. Кредиторы станут обращаться к частному судебного исполнителю, если увидят шанс вернуть уплаченный ему исполнительский сбор. Действующая система исполнительного производства во многом заждется на средствах, взысканных с должников в качестве исполнительского сбора. Частные судебные исполнители будут получать исполнительский сбор, который в настоящее время поступает в государственную казну, откуда направляется на содержание системы исполнительного производства. Исполнительные производства, по которым взыскание исполнительского сбора не предусмотрено законом или невозможно в связи с отсутствием у должников имущества, останутся в ведении государственной (бюджетной) системы исполнения. Без исполнительского сбора государство во многом утратит возможность содержать административную систему исполнительного производства, ее придется решительно сократить[8]. В результате многие взыскатели не смогут обратиться к государственному принудительному исполнению, действующую систему исполнительного производства придется ликвидировать или свернуть. При этом взыскатели не найдут дороги к частным судебным исполнителям в связи с отсутствием денежных средств, достаточных для уплаты исполнительского сбора[9].

Таковы последствия реализации доктрины внебюджетного принудительного исполнения. Поэтому обоснованной является позиция, согласно которой переход к частноправовой организации исполнительного производства в России нецелесообразен[10].

Constitutio. Конституционный Суд РФ подчеркивал многократно, что исполнение судебного решения, по смыслу ч. 1 ст. 46 Конституции РФ[11], следует рассматривать как элемент судебной защиты[12]. Утрата возможности обратиться к административной системе исполнительного производства (в связи с сокращением таковой) или недоступность внебюджетной системы (в связи с отсутствием денежных средств) есть нарушение права на судебную защиту в его конституционно-правовом смысле.

Читать еще:  Анализ прибыли и рентабельности магазина

Таким образом, воплощение доктрины частного (внебюджетного) исполнительного производства может привести к нарушению Конституции РФ.

Постулат Конституционного Суда РФ о том, что право на принудительное исполнение следует рассматривать как элемент права на судебную защиту, не означает, что понятие принудительного исполнения охватывается понятием судебной защиты. Право на принудительное исполнение приравнивается к элементам права на судебную защиту, но таковым не является хотя бы потому, что центральным звеном принудительного исполнения является служба судебных приставов, а судебную защиту предоставляют суды. Поэтому нет препятствий взимать государственную пошлину за судебную защиту, включая процессуальные действия, совершаемые судом при исполнении судебных актов, и отдельно — пошлину за исполнительные действия, совершаемые при применении мер принудительного исполнения судебным приставом исполнителем. Вторую государственную пошлину по традиции продолжим именовать исполнительским сбором.

Cui bono? Cui prodest? Внебюджетное исполнительное производство направлено на «приватизацию» исполнительского сбора, поступающего сегодня в государственную казну, с возложением на государство расходов по организации исполнения требований, по которым исполнительский сбор не взыскивается или взыскивается, но размер его символичен. Сегодня расходы уравновешиваются исполнительским сбором, а при реализации идеи внебюджетного исполнительного производства расходы исполнительного производства лягут на государство, а исполнительский сбор будет «приватизированы».

Notarius. Сказанное не означает, что доктрина внебюджетного исполнительного производства должна быть совсем отвергнута[13]; эта идея может быть реализована успешно и принести хорошие плоды, если в качестве частных судебных исполнителей по нотариальным исполнительным документам будут работать частные нотариусы[14].

Научная идея в полной мере проявляется тогда, когда поиск аргументов против ее реального воплощения в правовой системе приводит к выдвижению новых доктрин, которые вполне могут быть восприняты законодателем. Это правило действует и в отношении идеи внебюджетного исполнительного производства.

Rationalis. Критика доктрины частного исполнительного производства не должна привести к нигилистическому отрицанию данной доктрины. Отрицать доктрину означает отрицать знание. Эффективная работа частного исполнительного производства в иных правовых системах вовсе не доказывает, что институт частных судебных исполнителей должен быть внедрен в российскую систему исполнительного производства. Следует не отрицать доктрину внебюджетной системы принудительного исполнения, а извлечь из нее все полезное для внедрения в действующую нормативную систему исполнительного производства.

Здравой является идея введения исполнительского сбора, который взыскатель должен уплатить при обращении к судебному приставу-исполнителю3. В прошлом идея судебного осуществления и восстановления гражданских прав адекватно отражала правовую действительность[15], поскольку заявитель, обращаясь в суд за судебной защитой, оплачивал государственной пошлиной и судебное разбирательство, и исполнительные действия суда, непосредственно совершаемые судебным исполнителем, и применение мер принудительного исполнения. В настоящее время правовая действительность такова, что институт судебной защиты не охватывает принудительное исполнение и восстановления субъективных прав.

Принципы гражданского законодательства названы в п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ[16] (далее — ГК РФ). Среди них — необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, обеспечения судебной защиты нарушенных прав. Таким образом, необходимость судебной защиты нарушенных прав и необходимость обеспечения восстановления нарушенных прав есть феномены одного смыслового ряда. Судебная защита не охватывает собой обеспечения восстановления нарушенных прав. Судебную защиту (властное подтверждение нарушенных или оспариваемых прав) предоставляют суды общей юрисдикции и арбитражные суды, Верховный Суд РФ[17], а обеспечение восстановления нарушенных прав, получивших защиту в суде, есть одна из функций Федеральной службы судебных приставов[18], являющейся федеральным органом исполнительной власти.

Государственная пошлина, взимаемая при обращении в суд, есть сбор за совершение судом юридически значимых действий по защите гражданских прав (подтверждение нарушенных или оспариваемых субъективных прав)[19]. Пошлина, взимаемая за совершение процессуальных действий в судопроизводстве, не является сбором, который уплачивается за совершение юридически значимых действий судебным приставом-исполнителем по принудительному восстановлению субъективных прав, получивших защиту в суде. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды, которые предоставляют защиту, принадлежат к судебному ведомству, а судебные приставы-исполнители — к ведомству юстиции[20].

О государственной программе «Юстиция» и концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи

Автор: Гаврилов Сергей Николаевич

Бесплатный доступ

Цель: Анализ положений государственной программы «Юстиция», утвержденной Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 312, и входящей в нее Подпрограммы 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций» на предмет соответствия правовым требованиям и требованиям менеджмента проектов, а также формулирование предложений по разработке концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи и созданию национальной системы профессионального оказания квалифицированной и доступной юридической помощи. Методология: Использовались формально-юридический метод, метод целеполагания, а также иные методы менеджмента проектов. Результаты: Проанализированная государственная программа «Юстиция», утвержденная Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 312, и входящая в нее Подпрограмма 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций» в части определения целей, постановки задач, отбора целевых индикаторов и показателей, определения ожидаемых результатов не в полной мере соответствует нормативным правовым требованиям (в частности, Методическим указаниям к Приказу Минэкономразвития России от 20.11.2013 № 690 «Об утверждении Методических указаний по разработке и реализации государственных программ Российской Федерации») и требованиям современного менеджмента проектов, в частности, требованиям целеполагания (соответствия целей SMART-критериям). По указанным причинам объективная оценка степени достижения поставленных в государственной программе «Юстиция» (Подпрограмме 1) целей и решения соответствующих задач невозможна. С учетом анализа положений государственной программы «Юстиция» (Подпрограммы 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций»), анализа общего состояния рынка профессиональной юридической помощи, мнений и выводов по данной проблематике научного и профессионального сообщества предлагается создать национальную систему профессионального оказания квалифицированной и доступной юридической помощи. Также в статье определяются основные требования к этой системе. Новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает высокой степенью новизны и оригинальности, поскольку в ней реализована одна из первых попыток проанализировать положения государственной программы «Юстиция» (Подпрограммы 1 «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций») не только с позиции формально-юридического, но и управленческого подхода. Статья обладает высокой научной и практической ценностью, поскольку в ней, наряду с обоснованием вывода о неудовлетворительном качестве Программы с позиции соответствия её нормативным правовым требованиям и требованиям современного менеджмента (проектного менеджмента), делается предложение по реализации комплексного, системного подхода к обеспечению конституционного положения о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи, регулированию рынка профессиональной юридической помощи. Реализация указанного подхода возможна путем формирования национальной системы профессионального оказания квалифицированной и доступной юридической помощи, основные требования к которой обозначены в статье.

Читать еще:  Журнал учет анализ аудит

Государственная программа «юстиция» , концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи , национальная система профессионального оказания квалифицированной и доступной юридической помощи , юридические услуги , адвокатура , квалифицированная юридическая помощь , реформа

Минюст представил проект госпрограммы «Юстиция» на 2012-2020 гг., предусматривающий, в частности, адвокатскую монополию на ряд юруслуг

Вчера Минюст РФ представил юридической общественности проект государственной программы «Юстиция». Многостраничный документ, опубликованный на сайте министерства, включает в себя ряд подпрограмм, а также целевую программу «Развитие уголовно-исполнительной системы на 2007-2016 годы».

Программа, реализация которой планируется с 2012 по 2020 гг., обойдется бюджету в астрономическую сумму — 2 трлн 158 млрд 520,4 млн рублей. Только на 2012 год предусмотрено госфинансирование в 236 млрд 80 млн рублей.

Документ, реализовывать который предстоит Минюсту совместно с ФСИН и ФССП, включает также ряд масштабных подпрограмм, таких как «Обеспечение защиты публичных интересов, реализации прав граждан и организаций», «Развитие судебно-экспертной деятельности», «Регулирование госполитики в сфере исполнения уголовных наказаний» и др.

Минюст готовит «процессуальные преимущества» для адвокатов

Авторы программы отмечают две основные «беды» российского рынка юруслуг, которые планируется решить в ближайшую десятилетку — «недостаточно высокий» общий уровень профессионализма лиц, оказывающих юруслуги гражданам и организациям, и деятельность на рынке «недобросовестных лиц, вовлеченных в совершение преступных (в том числе, коррупционных) деяний».

«За исключением адвокатов и нотариусов, лица, оказывающие юридические услуги, не обязаны подтверждать свою квалификацию в области знания российского права, — отмечается в проекте. — Лица, исключенные из адвокатского или нотариального сообщества за совершение аморальных и противоправных поступков, имеют возможность продолжать заниматься юридической деятельностью в качестве частнопрактикующего юриста или работника организации».

По мнению авторов проекта программы, действующее российское законодательство в сфере юридической помощи «регулирует порядок допуска к профессии и квалификационные требования лишь к незначительной части от общего числа представителей юридических профессий (адвокаты и нотариусы)». «Предоставление профессиональных юридических услуг большинством юристов, а также стандартизация качества этих услуг по-прежнему остаются за рамками правового регулирования», — отмечается в документе.

Ситуация осложняется тем, что на сегодняшний день в России отсутствует какой-либо эффективный механизм контроля качества оказываемой юридической помощи. Исключение составляет дисциплинарная ответственность адвокатов, которая, как отмечается в проекте госпрограммы, «является механизмом последующего контроля, не позволяющим в полной мере обеспечить надлежащее качество» работы защитников.

«Большая часть указанных выше проблем не только не решается в рамках действующего Закона об адвокатуре, но и является следствием применения его устаревших и неэффективных положений», — говорится в проекте.

«Реформирование российской адвокатуры требует четкого определения места адвокатского сообщества в системе правовой помощи. В частности, необходимо разграничить сферу ответственности адвокатов и всех иных юридических консультантов», — считают авторы программы «Юстиция».

По их мнению, повышение качества работы адвокатского корпуса «станет возможным только в том случае, если лучшие юридические кадры будут стремиться попасть в адвокатуру, а не в общий юридический консалтинг». Для этого, считают разработчики, необходимо предоставить адвокатуре процессуальные преимущества, «которые сделают ее предпочтительной, а по некоторым видам юридических услуг – единственной формой предоставления юридических услуг». Таким образом, у адвокатов появятся существенные материальные стимулы, тогда станет возможным предъявлять к ним «реальные требования по квалификации и осуществить в адвокатском сообществе необходимую «чистку рядов», считают авторы госпрограммы. «Общей целью реформирования адвокатуры в нашей стране должно стать создание корпорации профессиональных юридических консультантов, имеющих монополию на осуществление значимых видов юридического консультирования и обладающих существенно более высоким статусом, чем сегодняшние адвокаты», — говорится в документе.

Читать еще:  Факторный анализ затрат

Для нотариусов установят возрастной ценз — от 30 до 70 лет

Из документа следует, что существенные изменения планируются в нотариальной сфере. Авторы документа, в частности, предлагают «переход к небюджетной модели нотариата», который «может быть осуществлен одновременно или поэтапно в течение определенного срока». При при реализации предложенной модели «нотариус, статус которого определяется как публичная должность, осуществляет нотариальные действия от имени Российской Федерации». Мотивируя необходимость принятия такой схемы, авторы проекта госпрограммы, отмечают, что государственные нотариальные конторы, в которых работает всего 38 нотариусов (при этом, частных нотариусов в стране — 7497 человек), «не окупают себя».

«Публично-правовой характер нотариальной деятельности обуславливает необходимость законодательного закрепления особого порядка приобретения и прекращения статуса нотариуса», — также говорится в документе. При этом предлагается ввести возрастной ценз — не менее 30 и не более 70 лет, а также установить дополнительные требования к лицам, претендующим на должность нотариуса (дееспособность; отсутствие непогашенной или неснятой судимости; отсутствие заболевания, препятствующего исполнению профессиональных обязанностей нотариуса и отсутствие гражданства другого государства).

«Полномочиями по организации и проведению профессиональной стажировки у нотариусов предлагается наделить нотариальные палаты в субъектах Российской Федерации. Также необходимо изменить порядок проведения конкурса на замещение вакантной должности нотариуса», — отмечают авторы проекта госпрограммы «Юстиция». При этом предлагается «дифференцированный» подход к проведению конкурса: при наличии пяти и более претендентов на одну должность конкурс проводится Министерством юстиции РФ, менее пяти – территориальными органами Минюста.

Кроме того, авторы проекта предлагают рассмотреть вопрос «о введении института приостановления статуса нотариуса (например, в случае избрания нотариуса на выборную должность, признания нотариуса в установленном порядке безвестно отсутствующим)» и лишения статуса в судебном порядке. В последнем случае правом обращаться в суды предлагается наделить Минюст РФ и его территориальные органы, а также нотариальные палаты в случае «неоднократного или грубого» нарушения нотариусом российского законодательства.

Судэкспертов Минюста предлагают приравнять к экспертам МВД, ФСБ и ФСКН

Повышение эффективности производства судебных экспертиз невозможно без улучшения процедуры назначения судебных экспертиз и совершенствования законодательства, регламентирующего порядок их назначения и производства, отмечают разработчики проекта программы. «При этом реформа законодательства не должна свестись только к исправлению технических ошибок в законе, восполнению существующих пробелов. Модернизация законодательства должна влечь за собой изменение идеологии и качества законодательного регулирования», — говорится в документе. Для этого предлагается внести «комплексные изменения» в федеральный закон «О правоохранительной службе в Российской Федерации», в федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», а также в УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ и КоАП.

Авторы проекта программы обращают внимание на проблему «мотивированности государственных судебных экспертов на своевременное и качественное выполнение экспертиз». «Существует диссонанс между размером оплаты труда судебного эксперта и стоимостью объектов спора или объемом правонарушений», — отмечается в документе.

Необходимо устранить имеющееся различие в статусе государственных судебных экспертов различной ведомственной принадлежности, считает Минюст. Так, деятельность экспертов МВД, ФСБ, ФСКН, ФТС является государственной правоохранительной службой и соответственно указанные сотрудники обладают специальными званиями, и, как следствие, социальными льготами, в то время как государственные судебные эксперты Минюста государственными служащими не являются, несмотря на полную аналогию решаемых задач, и исполняемых обязанностей. «В то же время на государственных судебных экспертов системы Минюста России накладываются ограничения по трудовой деятельности, так например, сотрудники СЭУ Минюста не вправе осуществлять деятельность в качестве негосударственного эксперта», — отмечается в документе.

В Минюсте также отмечают, что на государственных судебных экспертов Министерства юстиции РФ не распространяются и положения о физической защите участников судопроизводства. «В своем статусе эксперты приравниваются к потерпевшим, свидетелями и иным участникам уголовного судопроизводства и, соответственно, на них распространяются лишь положения Федерального Закона от 20 августа 2004 года № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», — говорится в документе.

Кроме того, программой в период с 2012 по 2020 гг. планируется укрепление материально-технической базы государственных судебно-экспертных учреждений (изношенность основных фондов которой, согласно документу, на 1 января 2011 года составляла 61%).

С полным текстом проекта государственной программы Российской Федерации «Юстиция» можно ознакомиться в СПС «Право.Ru» здесь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector