Bynets.ru

Журнал финансиста
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Денежные права требования

1. В чем принципиальные отличия уступки прав (требований) от финансирования под уступку денежного требования, если и в обоих случаях уступается право требования долга (денежных средств) и за уступленное право осуществляется оплата? 2. Что такое факторинг с регрессом?

1. Цессия представляет собой один из случаев перемены лиц в обязательстве, наряду с переводом долга (ст.ст. 391, 392 ГК РФ). Гражданский кодекс РФ не выделяет цессию в качестве самостоятельного вида обязательств. В зависимости от характера права (требования) и условий уступки договор, на основании которого цедент уступает принадлежащее ему право цессионарию, может относиться к одному из видов договоров, которые предусмотрены гражданским законодательством, либо может быть смешанным договором (то есть содержащим элементы различных договоров — п. 3 ст. 421 ГК РФ) или договором, который не предусмотрен законом и иными правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК РФ). Например, требование может быть уступлено на основании договора продажи имущественного права (п. 4 ст. 454 ГК РФ) или договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ). В этих случаях к отношениям по договору цессии применяются правила ГК РФ о соответствующих видах договоров. В частности, если продавец (цедент) имущественного права не исполнил обязанность передать требование свободным от прав третьим лицам, покупатель (цессионарий) вправе требовать уменьшения цены либо расторжения договора, если не будет доказано, что он знал или должен был знать об этих правах (п. 1 ст. 460 ГК РФ, смотрите в связи с этим п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54).
Предмет договора цессии частично совпадает с договором финансирования под уступку денежного требования (договором факторинга), согласно которому одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне — финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух действий, перечень которых приведен в пп.пп. 1-4 п. 1 ст. 824 ГК РФ, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки (п. 1 ст. 824 ГК РФ).
Отметим, что до 1 июня 2018 года*(1) ст. 824 ГК РФ была сформулирована иначе, а потому в судебной практике неоднозначно решался вопрос о соотношении договора факторинга и уступки права требования (цессии). Так, отдельные суды рассматривали факторинг как самостоятельный договор, включающий в себя уступку права требования (смотрите, например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.04.2006 N А28-10585/2005-259/29, постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.02.2017 N Ф05-19375/16 по делу N А40-49359/2016), другие суды исходили из того, что соглашение не может быть признано договором факторинга, если в отношениях отсутствует финансирование одной стороны другой (смотрите, например, постановление Президиума ВАС РФ от 23.05.2000 N 8420/99, постановление ФАС Центрального округа от 22.06.2006 N А54-732/2006-С7), третьи квалифицировали договор факторинга как цессию и применяли к возникшим правоотношениям нормы главы 24 ГК РФ (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.03.2017 N Ф07-892/2017 по делу N А56-21138/2016, постановление ФАС Поволжского округа от 29.10.2010 по делу N А65-20471/2008).
Теперь же в п. 3 ст. 824 ГК РФ прямо указано, что в части, не урегулированной настоящей главой 43 ГК РФ, к отношениям, связанным с уступкой права требования по договору факторинга, применяются правила главы 24 ГК РФ. Таким образом, законодатель подтвердил, что факторинг является особым случаем уступки права требования. При этом нормы главы 43 ГК РФ о договоре факторинга имеют специальный характер по отношению к общим положениям о цессии, закрепленным в главе 24 ГК РФ.
Сущность правоотношений, возникающих из договора факторинга, заключается в оказании финансовых услуг заинтересованному лицу — клиенту взамен передаваемых требований к должникам этого лица. То есть фактор финансирует клиента и помимо этого предоставляет ему комплекс иных финансовых услуг: по ведению бухгалтерского, налогового учета, сопровождению задолженности, получению платежей от дебиторов и т.п. В этом как раз и состоит основное отличие договора факторинга от общегражданской цессии. Если в рамках цессии основным предоставлением является передача права требования как такового и при этом не имеет значения, денежное оно или неденежное, то по договору факторинга таковым является именно финансирование клиента финансовым агентом, предоставление ему денежных средств и иных финансовых услуг. В этом аспекте факторинг можно рассматривать как своеобразную форму кредитования клиента. В тех ситуациях, когда этого не происходит, то налицо обычная цессия, соответственно, правоотношения сторон будут регулироваться нормами главы 24 ГК РФ, определяющими порядок и основания перемены лиц в обязательстве.
2. Понятия «регрессный факторинг» и «факторинг без права регресса» не являются легитимными (законодательно не определены), однако достаточно распространены в теории и на практике. Разграничиваются данные дефиниции по критерию принятия финансовым агентом риска неплатежа. По общему правилу, сформулированному в п. 3 ст. 827 ГК РФ, клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, в случае предъявления его финансовым агентом к исполнению (факторинг без права регресса). Однако данная норма диспозитивна и предоставляет сторонам право установить иное правило, именуемое регрессным факторингом, когда финансовый агент вправе потребовать от клиента возврата переданных ему денежных средств в счет переуступленного требования на случай неисполнения обязательств должником.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса

Ответ прошел контроль качества

17 октября 2018 г.

————————————————————————-
*(1) Смотрите Федеральный закон от 26.07.2017 N 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Деньги взамен права требования

В рамках договора финансирования под уступку денежного требования исчисление НДС будет зависеть от того, какое это требование: существующее или будущее, а налога на прибыль — от того, наступил к моменту уступки срок платежа по договору с покупателем товаров (работ, услуг) или нет.

Д.В. Кондрашев, аудитор

Источник: газета «Учет.Налоги.Право.» №23 (334) 17-23 июня 2003г.

Когда организации нужно ускорить получение средств за реализованные товары или избавиться от риска неплатежа со стороны покупателя, помочь ей в этом может договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг). По этому договору финансовый агент (им может быть банк или иная кредитная организация) приобретает у клиента право на те суммы, которые последний должен получить за переданные товары (работы, услуги) от должника.

Существует две разновидности предмета договора факторинга (ст. 826 ГК РФ):

— требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), вытекающее из уже существующего договора между клиентом и должником;

Читать еще:  Денежный агрегат мо включает

— требование, право на получение средств по которому возникнет в будущем (будущее требование). Такое требование может быть основано как на уже заключенном договоре, срок исполнения обязательства по которому еще не наступил, так и на договоре, который клиенту и должнику еще нужно заключить. При этом будущее требование считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором.

Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется (п. 2 ст. 826 ГК РФ).

При уступке права требования налоговая база по НДС определяется исходя из стоимости реализованных товаров (работ, услуг) покупателю, и при этом не важно, на каких условиях оно уступается. Такой порядок установлен пунктом 1 статьи 155 НК РФ и статьей 154 НК РФ.

Когда организация передает финансовому агенту существующее требование, проблем с исчислением НДС у нее возникать не должно. Ведь в этом случае отгрузка товара покупателю уже произошла. Поэтому, если предприятие определяет выручку «по отгрузке», начислить НДС оно обязано в момент отгрузки товара, работы, услуги (подп. 1 п. 1 ст. 167 НК РФ). Если же организация работает «по оплате», обязанность начислить налог возникает у нее в момент передачи права требования финансовому агенту (подп. 3 п. 2 ст. 167 НК РФ). Не должно возникать проблем и с будущим требованием, когда уступка производится после отгрузки товара, а срок платежа со стороны покупателя еще не наступил. Здесь налогообложение производится в аналогичном порядке.

А вот с ситуацией, когда по будущему требованию уступка осуществляется до отгрузки товара, все не так однозначно. Проблемным вопросом является: нужно ли облагать НДС полученные от финансового агента средства?

На наш взгляд, нет. Именно потому, что не произошло факта отгрузки. А значит, не было реализации и не возникло объекта обложения НДС (ст. 146 НК РФ). Заплатить налог нужно будет тогда, когда такая отгрузка будет иметь место. Причем всем организациям, как определяющим выручку для целей исчисления НДС «по отгрузке», так и «по оплате».

Первым — понятно почему: из-за того, что произошла отгрузка (подп. 1 п. 1 ст. 167 НК РФ). Вторым — из-за того, что у них отгрузка в данном случае фактически приравнивается к оплате. Разберемся в связи с чем.

Дело в том, что для предприятий, работающих «по оплате», датой оплаты признается день передачи права требования третьему лицу (подп. 3 п. 2 ст. 167 НК РФ). Право же будущего требования считается перешедшим к финансовому агенту только после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств (п. 2 ст. 826 ГК РФ). Поэтому если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, например отгрузкой товара покупателю, то она вступает в силу только после наступления этого события. Следовательно, датой реализации, а значит, и днем возникновения обязанности начислить НДС у организации будет момент перехода прав к финансовому агенту, то есть дата отгрузки товара.

налог на прибыль

Когда организация передает право требования, она получает убыток в виде разницы между той суммой, которую она должна получить от должника (покупателя), и той суммой, которую она получает от финансового агента. Такой убыток принимается для целей налогообложения в составе внереализационных расходов (подп. 7 п. 2 ст. 265 НК РФ). Однако порядок уменьшения налоговой базы зависит от даты уступки права.

Если уступка происходит до наступления срока платежа, предусмотренного договором на реализацию товара (работы, услуги), убыток принимается для целей налогообложения в пределах суммы процентов, которую организация уплатила бы по долговому обязательству, равному доходу от уступки права требования. Расчет суммы таких процентов производится за период от даты уступки до даты платежа, предусмотренного договором на реализацию товаров, работ, услуг (п. 1 ст. 279 НК РФ). Расходы на оплату процентов относятся в уменьшение налоговой базы в особом порядке, предусмотренном статьей 269 НК РФ. Они определяются с учетом размера процентов по выданным организацией долговым обязательствам в отчетном периоде. Когда такие обязательства отсутствуют либо по желанию налогоплательщика величина процентов, признаваемых расходом, принимается равной ставке рефинансирования, увеличенной в 1,1 раза (при долговых обязательствах в рублях).

Если уступка осуществляется после наступления срока платежа, убыток включается в состав внереализационных расходов таким образом: половина суммы убытка списывается на дату уступки права требования, а оставшаяся половина — по истечении 45 дней с этой даты (п. 2 ст. 279 НК РФ).

Организация заключила договор на поставку продукции на сумму 120000 руб., в том числе НДС — 20000 руб. В соответствии с договором товар отгружен покупателю 20 июня 2003 года, оплата за который должна поступить 30 июля 2003 года.

25 июня предприятие заключило с банком договор финансирования под уступку требования на сумму 114000 руб. Предположим, что по договору передача права требования произошла 1 июля 2003 года, а денежные средства по нему поступили 15 июля 2003 года. Будем считать, что фирма не выдавала долговых обязательств сторонним организациям. Организация признает выручку для целей исчисления НДС «по оплате».

В бухгалтерском учете предприятия должны быть сделаны следующие проводки.

20 июня 2003 года:

Дебет 62 Кредит 90-1 — 120000 руб. — отгружена продукция покупателю;

Дебет 90-3 Кредит 76 субсчет «Расчеты по неоплаченному НДС» — 20000 руб. — отражен НДС.

1 июля 2003 года:

Дебет 76 Кредит 91-1 — 114000 руб. — отражен доход от уступки права требования;

Дебет 91-2 Кредит 62 — 120000 руб. — списана сумма уступленного требования;

Дебет 99 Кредит 91-9 — 6000 руб. — отражен убыток от уступки права требования;

Дебет 76 «Расчеты по неоплаченному НДС» Кредит 68 субсчет «Расчеты по НДС» — 20000 руб. — начислен НДС к уплате.

15 июля 2003 года:

Дебет 51 Кредит 76 — 114000 руб. — поступили деньги от банка.

В данной ситуации уступка происходит до наступления срока платежа по договору на поставку продукции. Период между уступкой права требования и датой платежа покупателем по договору на поставку продукции составляет 30 дней (с 1 по 30 июля). Следовательно, в налоговом учете организация сможет учесть убыток по договору факторинга в сумме 1881 руб. (114000 руб. ? 18% ? 1,1 ? 30 дн./ 360 дн.). Убыток в сумме 4119 руб. (6000 — 1881) для целей налогообложения не принимается.

Читать еще:  Объекты денежно кредитного регулирования

«. По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование. «

Уступка прав (требований) по денежным обязательствам

I. Введение
В условиях современных рыночных отношений актуальность уступки прав (требований) [1] по денежным обязательствам ни у кого не вызывает сомнений. Уступка прав получила чрезвычайно широкое распространение внутри холдинговых групп, в сфере взаимодействия между предприятиями авиапромышленного комплекса, энергетики, при использовании финансовых схем по проведению взаимозачетов среди большинства крупных промышленных и финансовых предприятий.
Однако представляется, что значительная часть осуществляемых предприятиями уступок прав по денежным обязательствам не соответствует нормам Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ), что влечет их ничтожность. Ничтожность указанных сделок связана с субъектным составом участников сделок, и обусловлена смешением понятий уступки права (требования) и договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга).
В подавляющем большинстве случаев предприятия осуществляют уступку прав по денежным обязательствам, руководствуясь нормами главы 24 ГК РФ, в то время как по своему содержанию эти сделки относятся к договорам финансирования под уступку денежного требования, и регулируются нормами главы 43 ГК РФ.
Ничтожность сделок обусловлена неправильным пониманием уступки, как одного из вида договоров. Действительно, в период действия ГК 1964 г., правовая доктрина признавала уступку прав особой сделкой, однако с принятием действующего Гражданского кодекса отпали основания признавать уступку особой сделкой [2] . Нормы, посвященные уступке прав, в настоящий момент определяют лишь форму передачи прав, в основе которой всегда лежит определенный договор, будь то мена, дарение, факторинг, что предопределено, в частности, включением норм об уступке именно в часть I ГК РФ.
Правовым результатом такой «ошибки» является применение последствий недействительности ничтожной сделки.
Анализ норм Гражданского кодекса позволяет с полной определенностью утверждать, что самое распространенное основание передачи денежных прав (требований), – купля-продажа, получило свое специфическое выражение в части II ГК РФ в договоре финансирования под уступку денежного требования.
В настоящее время отсутствует единообразная арбитражная практика по затронутой проблеме. По нашему мнению уступка цедентом требований по денежным обязательствам, в оплату которых цессионарий обязуется перечислить денежные средства, является ничтожной во всех случаях кроме случая, когда в качестве цессионария выступает банковская или кредитная организация.

II. Уступка или финансирование под уступку денежного требования?
Для понимания изложенной позиции, считаем возможным провести сравнительный анализ норм, посвященных уступке (Глава 24 ГК), и норм, посвященных финансированию под уступку денежного требования (Глава 43 ГК).
1. По предмету регулирования
Уступка: Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке. По общему правилу уступлено может быть любое право (требование) (в том числе требование поставить продукцию, оказать какие — либо услуги и т.д.), за исключением случаев, когда уступка противоречит закону , иным правовым актам или договору.
Финансирование под уступку денежного требования: одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.
Из приведенных определений видно, что нормы о факторинге дублируют общие положения об уступке и отличаются от них лишь конкретизацией оснований передачи права – купля-продажа (обязанность передать денежные средства), и вида прав которые передаются, а именно – денежных требований.
Таким образом, в отличие от уступки, по договору факторинга:

Таким образом, из приведенных норм с полной определенностью следует, что договор факторинга не предусматривает обязательного перечисления «живых» денег на расчетный счет клиента (цедента).

2. Субъектный состав участников цессии и факторинга
Из содержания норм главы 24 ГК РФ, следует, что участниками уступки прав (требований) могут быть любые субъекты гражданских правоотношений, когда такая уступка не противоречит закону .
Факторинг и является, как раз тем случаем, когда уступка прав по денежному обязательству ненадлежащему субъекту будет противоречить закону .
Субъектный состав договора финансирования под уступку денежного требования ограничен. Так, в соответствии с требованиями статьи 825 ГК РФ, в качестве финансового агента (цессионария) договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации , а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида.
Таким образом, ГК РФ позволяет осуществлять факторинговые сделки, в качестве финансового агента, лишь трем специальным субъектам:

Помимо Гражданского кодекса, право банков осуществлять деятельность по финансированию под уступку денежного требования, закреплено и в статье 5 ФЗ «О банках и банковской деятельности».
На организациях, имеющих специальное разрешение (лицензию), считаем целесообразным остановиться более подробно.
До недавнего времени действующее законодательство не давало ответа, какой орган осуществляет лицензирование деятельности по финансированию под уступку денежного требования. Статья 10 ФЗ «О введении в действие части второй ГК РФ», определяет, что до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления факторинговой деятельности. До принятия ГК РФ, действовавшее законодательство не предусматривало возможность осуществления факторинговой деятельности без лицензии. Нормы статьи 26 ГК РСФСР 1964 г., определяли, что юридическое лицо обладает гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями его деятельности . Право осуществлять деятельность по финансированию под уступку денежного требования, в соответствии с Письмом Госбанка СССР от 12.12.1989 г. № 252, предоставлялось исключительно банковским организациям.
Однако в прошлом году ситуация претерпела некоторые изменения — издано Постановление Правительства РФ от 11 апреля 2000 г. № 326 «о лицензировании отдельных видов деятельности», которым определен орган, осуществляющий лицензирование деятельности коммерческих организаций по финансированию под уступку денежного требования. Таким органом ныне является Федеральная Служба России по финансовому оздоровлению и банкротству (далее ФСФО).
На настоящий момент ФСФО России не определены условия лицензирования факторинговой деятельности. В связи с чем, право осуществления деятельности по финансированию под уступку денежного требования принадлежит исключительно банкам и кредитным организациям.
На изложенной позиции стоит и судебная практика, в том числе Высший арбитражный суд РФ (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 30 июня 1998 г. No. 955/98).

Читать еще:  Отчет о движении денежных средств бланк

III. Заключение
В связи с вышеизложенным с необходимостью следует вывод, что возмездная уступка прав (требований) по денежным обязательствам между коммерческими организациями, в оплату которой цессионарий обязуется перечислить денежные средства, должна осуществляться в соответствии с нормами главы 42 ГК РФ. Субъектами, выступающими в качестве цессионария (финансового агента) в настоящий момент могут являться исключительно банки и кредитные организации. С момента определения ФСФО России условий лицензирования факторинговой деятельности, такое же право получат и организации, получившие соответствующую лицензию. Во всех иных случаях указанные сделки будут являться ничтожными, как не соответствующие нормам статьи 825 ГК РФ. Правовым последствием заключенных сделок будет применение последствий недействительности ничтожной сделки в виде обязанности каждой из сторон возвратить другой стороне все полученное по сделке.

Договор финансирования под уступку денежного требования (факторинг)

В мировой практике термин «финансирование под уступку денежного требования» включает в себя ряд денежных операций: факторинг, форфейтинг, секьюритизацию, проектное финансирование и рефинансирование. В российской правовой литературе этот термин рассматривается как равнозначный термину «факторинг».

Данный договор можно назвать комплексным, так как он сочетает в себе элементы кредитного договора и цессии. Кредитом в договоре факторинга называются денежные средства, а уступка денежного требования — способ возврата кредита. Такие отношения в практике получили название «торговля долгами»: у клиента есть право на получение определенной суммы (например, 100 тыс. рублей) через какое-то время, однако деньги ему требуются немедленно. Он уступает финансовому агенту свое право на получение 100 тыс. рублей, а тот ему за это выплачивает 80 тыс. рублей (т.е. фактически покупает право на получение 100 тыс. рублей за меньшую сумму).

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования, вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 ГК РФ).

Юридическая квалификация договора: консенсуальный (если агент обязуется передать денежные средства), реальный (если передает); возмездный, взаимный.

Стороны в договоре:

 финансовый агент-фактор (банк, или иная кредитная организация при наличии лицензии) постановление Президиума ВАС РФ №955от 30.06.1998 г.;

 клиент-кредитор — любое лицо (чаще всего коммерческая организация);

 должник — по уступаемому требованию (коммерческая организация).

Существенные условия договора: предмет.

Предмет договора — денежное требование (основанное на обязательстве), уступаемое в целях получения финансирования, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), или которое возникает в будущем (будущее требование). Уступаемое право должно быть индивидуально определено в соглашении о цессии и конкретизировано в пяти его составляющих:

1) предмет требования;

2) активная сторона (кредитор);

3) пассивная сторона (должник);

4) содержание требования (какие действия должник обязан произвести с предметом обязательства, например, право требования передачи товара);

5) основание возникновения требования (наименование, номер и дата договора, заключенного между кредитором и должником).

Именно такая степень определенности предмета уступки позволяет признавать заключенным договор с точки зрения судебной практики.

Срок договора: определяется по соглашению сторон, однако для финансового агента и клиента точное определение наступления срока передачи требования является всегда исключительно важным. Поэтому данное условие договора было бы целесообразно закрепить в качестве объективно существенного условия.

Цена договора: стоимость самого требования плюс вознаграждение финансового агента. Оно зависит от ряда условий (срок платежа, платежеспособность должника, сумма требования и др.), но приблизительно составляет 10—30% от суммы требования.

Форма договораподчиняется предписаниям о форме цессии — письменная. По общему правилу последующая уступка требования финансовым агентом не допускается, если иное не предусмотрено соглашением сторон. При последующей уступке требования финансовый агент становится в положение клиента.

Клиент обязан:

 уступить денежное требование (в результате происходит перемена лиц в обязательстве, место кредитора (клиента) занимает финансовый агент);

 клиент отвечает лишь за действительность требования, а не за его исполнение (п. 3 ст. 827 ГК РФ). Он обязан передать финансовому агенту документы, удостоверяющие право требования (договор клиента со своим должником, из которого вытекает уступаемое требование, отгрузочные разнарядки, счет-фактуру, акт приемки товаров по количеству и качеству и т.д.);

 уплатить финансовому агенту вознаграждение. Размер вознаграждения финансового агента может исчисляться в виде твердой суммы, процента от стоимости переданных требований и т.д.

Финансовый агент обязан:

 передать деньги клиенту (в момент заключения договора или близкий к нему срок). Финансовый агент уплачивает от 70—90% обусловленной суммы. Неполная оплата объясняется риском неплатежа со стороны должника, который лежит на финансовом агенте. Оплата как 100%, так и 70% не противоречит закону, но становится невыгодной в первом случае — финансовому агенту, во втором — клиенту;

 осуществить иные финансовые услуги для клиента, перечень которых закрепляется в качестве договорных условий.

Должник обязан произвести платеж при условии, если:

 он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту;

 в уведомлении определено надлежащее исполнение денежного требования;

 в уведомлении указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж (ст. 830 ГК РФ).

Последствия неисполнения финансовым агентом или клиентом обязанности по уведомлению должника: должник сохраняет право произвести платеж первоначальному кредитору, при этом исполнение будет надлежащим и прекратит существующее между должником и кредитором денежное обязательство.

Квалифицирующими признаками договора финансирования под уступку денежного требования, в отличие от цессии, являются:

 денежный характер уступаемого требования;

 предварительная форма оплаты;

 наличие соответствующей лицензии у финансового агента.

Практика различает следующие виды факторинга: раскрытый и нераскрытый (конфиденциальный). В ГК РФ установлены правила раскрытого факторинга. При не раскрытом факторинге должник платит не финансовому агенту, которому перешли денежные требования, а клиенту — прежнему кредитору. Клиент обязан передать денежные средства, полученные по переуступаемым требованиям, финансовому агенту в соответствии с условиями договора.

Ответственность зависит от юридической природы договора. В консенсуальном договоре «фактор» отвечает за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего. Клиент отвечает за несовершение или ненадлежащее оформление уступки требования, а также за недействительность переданного требования. В реальном договоре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента — за недействительность предмета договора либо также за его неисполнимость. Ответственность выражается в компенсации убытков и уплате неустойки, если она предусмотрена соглашением сторон.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector